Перевод нового интервью Меган Фокс для журнала Prestige

Интервью 245 2 03.11.2017, 19:11 Автор: Mockingbird

***

ИНТЕРВЬЮ МЕГАН ФОКС ДЛЯ ЖУРНАЛА PRESTIGE

ПОДРОБНО О НАЧАЛЕ КАРЬЕРЫ, ИЗЪЯНАХ КИНОИНДУСТРИИ, ЛЮБИМЫХ КОЛЛЕГАХ, ВИНТАЖНОМ ГЛАМУРЕ И ПРАВИТЕЛЬСТВЕ ТРАМПА

***

Prestige: Когда ты поняла, что хочешь стать актрисой?

МЕГАН ФОКС: Когда была очень, очень маленькой. Мне было года три, когда я впервые сказала маме, что стану актрисой! Мы жили на юге [в Теннесси], где что-то такое казалось невозможным. Когда я стала постарше, мы переехали во Флориду, и в Майами я начала позировать для каталогов. Одна из моих первых работ – появление в массовке «Плохих парней 2» Майкла Бэя. В 15 лет я поехала в Лос-Анджелес для съёмок в пилотном сезоне сериала и в итоге получила эту роль. Мне поступало много предложений, поэтому моя мама была уверена в том, что я занимаюсь своим делом, и очень меня поддерживала. Мы переехали в Лос-Анджелес, где я почти сразу начала работать.

Prestige: Как тебе удалось получить столько ролей в ситкомах на заре своей карьеры?

МЕГАН ФОКС: В детстве я была перформером. Ещё совсем ребёнком я не стеснялась общаться с людьми, даже с незнакомцами в ресторане, старалась их развлечь: корчила рожицы, устраивала странные представления – делала всё, что могло рассмешить публику. Став старше, я начала работать над пародиями. Одним из первых я пародировала Эйса Вентуру. Довольно странное желание для 8-летней девочки – изображать героя Джима Керри. Я всегда идентифицировала себя как смешного ребёнка, ещё задолго до того, как стала получать какие-то знаки внимания. Это началось после полового созревания и не казалось чем-то подходящим мне. Я не вешала на себя значок или ярлык, потому что это всё казалось ненастоящим. Я всегда знала, что я умный, смешной ребёнок. Это [популярность у противоположного пола] только часть меня и тем более только часть ярлыков, которые на меня навешали.

Prestige: Работать над комедиями так же весело, как кажется?

МЕГАН ФОКС: Совсем недавно я работала над шоу «Новенькая» [с Зои Дешанель], это комедийный сериал, состоящий из получасовых серий. Я снялась примерно в 20-ти эпизодах и наслаждалась каждой минутой. Я люблю комедии. Мои два любимых жанра: комедия и экшен. Большинство актёров снимаются в экшене только ради денег, а на самом деле хотят получать более серьёзные роли. У меня нет такого желания. Мне по душе сниматься в экшене и комедиях. Я не считаю себя драматической актрисой, и у меня нет стремлений в этой области.

Prestige: Экшен-фильмы требуют хорошей физической подготовки?

МЕГАН ФОКС: Я выросла на танцах. С самого детства и до подросткового возраста я усердно занималась. Это стало потрясающей подготовкой к боевым сценам и постановочным трюкам, так как они состоят из последовательности определённых движений. Благодаря танцам мой мозг заточен под это, и я могу легко запоминать длинные боевые сцены и сцены с перестрелками. Танцовщиц не принято считать сильными физически, но на самом деле они именно такие. Ты жёстко обращаешься со своим телом, у тебя всегда что-то сломано, воспалено и кровоточит. Это действительно стало потрясающей подготовкой, сейчас мой болевой порог очень высок. Я могу травмироваться во время выполнения трюка и продолжить сниматься, это всегда было хорошим оружием в моём арсенале. Мне нравятся трюки и их постановка. Наверное, это моя самая любимая часть работы над фильмами.

Prestige: Одно известное высказывание о работе в Голливуде звучит так: «Джинджер Роджерс делала то же самое, что и Фред Астер, только на высоких каблуках».

МЕГАН ФОКС: Исходя из моего личного опыта, могу сказать, что актрисы намного сильнее и выносливее актёров. Обычно актёры – большие дети, особенно когда нужно терпеть боль или исполнять трюки. Они всё время жалуются. Например, мы снимаем сцену, где нужно бежать. Они будут жаловаться и требовать разрешения снять ботинки. Я вообще на шпильках, как у вас наглости хватает жаловаться, стоя рядом со мной? Посмотрите, что я делаю! В одном своём фильме я порвала подколенное сухожилие, бегая и исполняя трюки на каблуках. Я продолжила сниматься и даже не вызвала доктора. У меня теперь огромный узел в подколенном суставе, потому что я не залечила травму должным образом. Вот такие вещи делаем мы, актрисы, и не просим за это печенье или золотые медали. Гораздо менее вероятно, что актёры пройдут через такое – мальчики не любят боль!

Prestige: Если бы ты была самым влиятельным человеком в Голливуде, что бы ты изменила первым?

МЕГАН ФОКС: Конечно, женоненавистничество. Женщин недооценивают. Равная оплата за равный труд. И ещё одна вещь: при работе над крупномасштабными фильмами, такими, когда на кону стоит много денег – с бюджетом свыше $100 млн, человеческая жизнь не значит ровным счётом ничего. Студии важно только получить кадр вовремя и вернуть свои деньги. А в процессе страдают люди.

Prestige: За блеском и гламуром Голливуда прячется грязная подноготная, которой люди не видят.

МЕГАН ФОКС: На съёмках часто происходят очень плохие вещи между актёрами или между актёрами и режиссёрами, которые в особенности испытывают на себе актрисы. Мы должны с ними справляться. В системе киностудий нет места морали или единству. В ней есть место только жадности. Если бы существовал способ изменить это, я бы это изменила. Эта система причиняет людям эмоциональные травмы. Они должны проходить через это дерьмо снова и снова, потому что человечность здесь не признают. Вы – объект, средство для достижения цели. Боже мой, я миллион раз травмировалась, но никогда не отказывалась продолжать съёмки. Я миллион раз травмировалась, но мои травмы не были столь опасны, чтобы мне потребовалась госпитализация. Бедный Шайя, когда мы снимали вторую часть [«Трансформеров»], кусок реквизита пронзил его руку... случилось что-то страшное. Я не помню точно, как это произошло, но он уехал в больницу зашивать рану, и его не было час. И он вернулся на съёмки. Вы не можете прекратить съёмочный день, даже если это страховой случай. День простоя стоит $2 млн. Обычно мы работаем с травмами. Пока твоё лицо выглядит нормально, людям сверху будет всё равно, они хотят, чтобы съёмки продолжались.

Prestige: Ты дружишь со сценаристкой и продюсером Диабло Коди. Женщины больше поддерживают друг друга?

МЕГАН ФОКС: Мы должны поддерживать друг друга, поскольку работаем в патриархальном и женоненавистническом месте, которое в большинстве случаев управляется мужчинами. Сейчас мы наконец-то видим больше интересных фильмов и сериалов – это всё благодаря тому, что женщины идут снимать, писать и продюсировать. Я думаю, что мужчинам сложно писать хорошие женские роли или даже понять, как полностью использовать потенциал женщин, потому что мы все приучены – или пока приучены – к мужчинам-рыцарям в сияющих доспехах, спасающим маленькую слабенькую принцессу-цветочек из башни. Почти во всех предлагаемых мне фильмах, которые снимаются по сценарию мужчин или продюсируются мужчинами, женский персонаж в конечном итоге будет на подхвате у мужского.

Prestige: Будь то «Джона Хекс» или «Новенькая», ты никогда не играешь жертв.

МЕГАН ФОКС: Мне это не интересно, просто потому что это никоим образом не относится ко мне. Мне тяжело изображать беспомощность, я не буду правдоподобна в этой роли. Мне бы не понравилось играть жертву, к тому же я не думаю, что кому-нибудь понравилось бы на это смотреть! Мне не хочется играть героиню, которую спасает мужчина, это не отражает того, кем я являюсь.

Prestige: Что привлечёт тебя подписать договор на съёмки в фильме?

МЕГАН ФОКС: Я взвешиваю все за и против, отталкиваясь от того, весело ли мне будет сниматься. Мне не хочется иметь на работе несчастный вид. Мне нравится смеяться, хорошо проводить время. Или по крайней мере это должно быть чем-то очень увлекательным. Где пройдут съёмки? Это интересное место? Кто участвует? Эти люди мне понравятся, я полажу с ними? Такие вещи. Мне не нравится быть серьёзной на работе, мне не нравится, когда все вокруг напряжены, когда все беспокоятся о проекте, о том, каким он получится. Мне это не нужно.

Prestige: Ты работала со множеством потрясающих актеров – есть фавориты?

МЕГАН ФОКС: По духу мне ближе всех Шайя ЛаБаф. Мы как близнецы. Я люблю его, и, наверное, для нас обоих совместные съёмки были лучшим временем на съёмочной площадке. Сейчас он проходит через определённую фазу. Но это нормально. Многие люди через неё проходят. Это этап его жизни. Я отношу его к своим любимым людям и, безусловно, к мужчинам, с которыми мне больше всех понравилось работать.

Prestige: У тебя были непростые отношения с режиссерами. Был ли кто-то, с кем тебе понравилось работать?

МЕГАН ФОКС: Я снималась у режиссёра Митча [Глейзера] в маленьком независимом фильме [«Игры страсти», 2011] с Микки Рурком. Мне очень понравилось с ним работать, в Митче есть что-то такое милое и настоящее. Он очень поэтичный и артистичный. Он понравился мне как человек, поэтому на съёмочной площадке я чувствовала себя свободно. Среди режиссёров встречаются жёсткие люди, с ними бывает трудно разговаривать, некоторые из них могут не любить актеров – между актёрами и режиссёрами существует много сложных моментов. Но он был очень искренним и открытым для предложений. Мне очень понравилось с ним работать.


Меган Фокс и Митч Глейзер

Prestige: Как ты одеваешься?

МЕГАН ФОКС: На красной ковровой дорожке мне нравится показывать свою уникальную вампирскую сторону. Я предпочитаю сексуальные наряды. Со мной работали стилисты, которые отговаривали меня от таких образов. Из лучших побуждений. Они не хотели, чтобы я выглядела чрезмерно сексуально. Но есть проблема – мне это нравится! Мне нравится быть свирепой вампиршей-убийцей, когда я появляюсь на красном ковре. Мне нравится чувствовать себя сверхчеловеком. Иногда мне не разрешают надевать то, что я хочу, к сожалению.

Prestige: За кем последнее слово?

МЕГАН ФОКС: Это групповое решение, но я могу с ним не согласиться. Хотя если все в команде говорят: «Для этого мероприятия вот это подойдёт больше», обычно я уступаю. Но время от времени я пользуюсь своим правом последнего слова!

Prestige: Ценители моды говорят, что ты возвращаешь винтажный голливудский гламур на ковровые дорожки. Ты можешь это объяснить?

МЕГАН ФОКС: Да, определённо, в некоторых моих модных решениях и образах есть что-то от Авы Гарднер. А раньше на руке у меня была тату Мэрилин Монро. [Фокс сравнивают с Анджелиной Джоли, но она говорит, что «чувствует большее родство с Мэрилин Монро».] Я свела её лазером – это было до чёртиков больно. Меня можно назвать поклонницей винтажного гламура. И если бы мне нужно выбрать какого-то одного дизайнера, это были бы Dolce & Gabbana, потому что им действительно удаётся воплощать гламур итальянских кинозвёзд в своих нарядах.

Prestige: И последний вопрос: как ты относишься к правительству Трампа?

МЕГАН ФОКС: Думаю, что так, как от меня этого ожидают! Я либерал, я демократ. Я не голосовала ни за кого кроме Демократической партии – я голосовала один раз, за Обаму. Я не поддерживаю нынешнее правительство. Я считаю, что оно принимает много решений, которые разобщают людей, и это ужасно. Я беспокоюсь, как и большинство американцев. То, что происходит сейчас в политике, не отражает, по моим ощущениям, наших взглядов и чувств.


Источник: www.PrestigeOnline.com
Перевод: www.MeganFoxStar.ru

Комментарии

Всего комментариев: 2
1  
demidoff Рыдаю от жалости к голливудским артистам,это же надо-заставляют работать целых 3-4 месяца в году за жалкие несколько миллионов долларов.

2  
Mockingbird Ещё и фанаты любят, суки такие! angry

Добавление комментария
Зарегистрируйтесь, чтобы не вводить код
© 2009-2017 «MeganFoxStar.ru» - Фан-сайт Меган Фокс    О сайте